korsantes (korsantes) wrote,
korsantes
korsantes

Categories:

У Грузии нет проблемы поиска национальной идентичности

Страна традиций и реформ
ГРУЗИЯ
Национальная идентичность, которую украинцы всё еще ищут, в Грузии давно существует как данность


Поскольку в этом страновом спецвыпуске есть интервью с вице-премьером Грузии Георгием Барамидзе, где речь идет об экономике, мы с Чрезвычайным и Полномочным Послом Грузии в Украине Григолом Катамадзе договорились сосредоточиться на гуманитарных вопросах. И тут выяснилось, что нам, украинцам, есть чему позавидовать.
— После распада СССР у многих бывших советских республик, ставших независимыми государствами, возникла проблема поиска своей национальной идентичности. Коснулась ли она Грузии?
— У нас нет проблемы поиска национальной идентичности. Грузия — очень древняя страна, прошедшая через многие испытания. Некоторые империи, в состав которых она входила, уже не существуют, а Грузия выстояла под их давлением и смогла сохранить свой язык, письменность, веру. Даже когда мы были частью такого мощного тоталитарного государства, как Советский Союз, в котором власти планировали создать «новую историческую общность — советский народ» без каких-либо национальных признаков, в Грузии говорили на грузинском языке. Он был зафиксирован в нашей Конституции как государственный. В 1978 году, в расцвет советского тоталитарного периода, после изменения Конституции СССР меняли Конституции союзных республик. Тогда в нашем законе хотели записать государственным языком русский, но вся страна вышла протестовать на улицы — члены КПСС и беспартийные, профессора и студенты. С тех пор дата 14 апреля, когда мы смогли отстоять грузинский, считается Днем родного языка. Кстати, в Грузии еще в 1924, 1928 и 1932 годах были волнения с требованиями возвратить государственную независимость.
— Какие факторы, по вашему мнению, являются главными в определении грузинской национальной идентичности?
— Их несколько, и все они важны. Я не представляю себе, например, грузина, который осознает себя таковым только потому, что он православный. Или только потому, что говорит на грузинском языке. Если он не чтит историю страны, которая стоит за нашими плечами, то, я думаю, ему будет сложно идентифицировать себя как грузина. Важны, конечно, традиции и обычаи.
Скажу о своих личных ощущениях. Я родился недалеко от уникального средневекового Гелатского монастыря, который в XII веке построил великий грузинский царь Давид Строитель. Там он и покоится. Мое детство прошло в этих окрестностях. Так что можно сказать, что мое ощущение идентичности рождалось еще от соприкосновения босыми ногами с этой древней, насыщенной сильнейшей энергетикой землей.
Еще один важный момент: когда я впервые в своей жизни в 40-летнем возрасте надел грузинскую национальную одежду. Первое, что я почувствовал — свободу, хотя это очень суровая одежда. Второе — говорю без преувеличения — ощущение того, что могу перевернуть горы. Без этого чувства мне, не имеющему опыта общения с большим количеством людей, было бы сложно выйти на сцену киевского Дворца «Украина», куда четыре тысячи человек пришли посмотреть выступление легендарного ансамбля «Сухишвили», который мы привезли.
Плохие лоббисты
— Последние десятилетия стал модным, если можно так выразиться, европейский тренд движения — в ЕС стремится и Турция, и Грузия. Между тем мировой центр тяжести перемещается в Азию...
— Грузия видит свое историческое место в Европейском союзе, но наше государство является активным игроком и на восточном направлении. У нас прекрасные взаимоотношения, которые мы стараемся расширять и углублять, со странами Востока, причем не только постсоветского пространства, но и с Китаем, Японией, Южной Кореей. Вы не представляете себе, какой огромный интерес наша республика вызывает у государств Ближнего Востока. У меня такое чувство, что арабские страны через много веков вновь открывают Грузию для себя.
— В некоторых странах, например в соседней Армении, важную роль играет диаспора. Перспективна ли такая модель для Грузии?
— Если говорить о грузинской диаспоре в Украине, то за многие годы работы послом я познакомился с ней очень хорошо. И обратил внимание, что проживающие в вашей стране грузины именно здесь максимально раскрывают свои таланты. Разумеется, велика заслуга и самой Украины. Тут мои сограждане идентифицируют себя как грузины, но вместе с тем настолько интегрировались в украинское общество, что уже даже трудно сказать, кто они больше: грузины или украинцы. Мои попытки использовать диаспору в лоббировании грузинских интересов в Украине закончились безрезультатно. Конечно, с точки зрения развития двусторонних экономических отношений, инвестирования в грузинскую экономику наша диаспора могла бы быть гораздо более активной.
Я знаю представителей грузинской диаспоры во многих странах мира, и почти все они ностальгию ощущают гораздо сильнее, чем грузины в Украине. Здесь грузины чувствуют себя как дома. Это не просто слова, это мои наблюдения.
Кстати, есть очень интересный художественный фильм «Корни», где главный герой, грузин, после советизации Грузии бежит во Францию и женится на француженке. Своих детей грузинскому языку он не учил и только потом исправляет эту ошибку с внуком. Уже в пожилом возрасте с ним случается инсульт, он забывает все языки, кроме родного грузинского, и не может общаться ни с женой, ни с детьми. Единственным коммуникатором остается внук, который после смерти деда привозит его прах на родину, чтобы предать земле.
В грузинском правительстве есть министр Каха Бендукидзе, занимающийся вопросами диаспоры. В свое время он продал свой бизнес в России, вернулся в Грузию и стал отцом либеральных экономических реформ в стране. Этот перечень можно продолжить. Я знаю людей, которые успешно работали на Западе в области медицины, но вернулись в Грузию и создали там клиники, оснащенные по международным стандартам. Однако тотального возвращения моих соотечественников на родину я на ближайшую перспективу пока не предвижу, хотя наш патриарх и призвал к этому.
— В Грузии живут представители разных народов и народностей. С одной стороны, как вы уже сказали, они чувствуют себя грузинами. С другой — как сделать так, чтобы они не потеряли своего исторического и национального своеобразия?
— В нашей стране живут примерно полмиллиона этнических азербайджанцев, столько же армян, примерно 200 тысяч русских, 60 тысяч украинцев, большое количество евреев (кстати, 11 лет назад мы отметили 26 веков совместного проживания грузин и евреев в Грузии). И у них не существует проблем с самоидентификацией. Для этого у нас есть национальные школы и национальные центры, мы уважаем традиции и вероисповедания представителей разных национальностей. Если вы приедете в Тбилиси, то найдете в старом квартале на одном квадратном километре православную, католическую и григорианскую церкви, мечеть и синагогу. В Грузии на протяжении всей ее истории никогда не было проблем на межконфессиональной почве.
Ставка на образование
Мы говорим о сегодняшней Грузии. Но то, какой она станет в будущем, во многом зависит от того, какое образование получит молодежь.

— В Грузии прошли кардинальные реформы системы образования, которая когда-то была одной из самых коррумпированных сфер. У нас арестовывали ректоров и преподавателей. Президент Михаил Саакашвили рассказывал, что ему было проще поехать сдавать вступительные экзамены в Киевский университет, поскольку в Тбилиси за поступление на юридический факультет надо было заплатить 25 тысяч рублей (автомобиль «Волга» стоил в то время 5600 рублей. — «Эксперт»). Таких элитарных вузов в Грузии было несколько. Провести радикальную реформу в этой сфере было непросто, но мы ее осуществили.

Кстати, десять лет назад только в Тбилиси было зарегистрировано три сотни вузов. В результате реформы бОльшая часть их была ликвидирована. Была введена система общенациональных вступительных экзаменов, где абитуриенты имеют дело с компьютером. У одаренных детей из высокогорных селений появились равные возможности с представителями элиты, которые поступали в тот или иной вуз только потому, что такова была семейная традиция. Так что произошло ломка стереотипов.
Мы начали делать ставку на образование, потому что это самые выгодные и правильные долгосрочные инвестиции. Так, например, в Батуми будет строиться технологический университет.
— Не получится ли так, что, получив хорошее образование дома или на Западе, грузинская молодежь будет искать работу и счастье за пределами своей страны?
— Грузинский генотип так сформирован, что грузин может привыкнуть к другим реалиям, комфортно обосноваться в другой стране, но потом наступает момент, когда он понимает, что ему не хватает той земли, на которой родился и вырос. Наша молодежь, получившая образование на Западе, сейчас востребована в Грузии и может применить свои знания на государственной службе или в бизнесе, создавая либеральную экономику.

—А какой вы видите Грузию через 15–20 лет, когда эта молодежь станет ее главной движущей силой?
— Единой процветающей страной, в которой будут достойно чувствовать себя представители всех проживающих в ней народов и национальностей. Возможно, членом ЕС — шансы есть, очень многое в наших руках. И еще у меня есть ощущение, что Грузия будет чем-то вроде синтеза сегодняшних Швейцарии и Японии.

Авторы: Сергей Семёнов
ОТСЮДА
Tags: Грузия, Грузия-Украина
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments