korsantes (korsantes) wrote,
korsantes
korsantes

Categories:

Украина — друг номер один для Грузии

Натуральный обмен
ГРУЗИЯ
Грузинский вице-премьер и государственный министр по вопросам евроинтеграции Георгий Барамидзе считает, что нашим странам есть чем обмениваться

Накануне нашей встречи Георгий Барамидзе успел во всеуслышание заявить, что Украина — друг номер один, и только после нее идут США и страны ЕС. Это, конечно, больше дань дипломатической вежливости, нежели отражение реальности. Однако новая украинская власть действительно не стала мстить грузинам за усиленную поддержку Виктора Ющенко, политического оппонента нынешнего президента Виктора Януковича. С Барамидзе, вице-премьером, госминистром по вопросам евроинтеграции Грузии, «Эксперт» беседовал о приоритетных задачах двух стран в межгосударственных отношениях и защите национальных интересов.


— В 2008 году товарооборот между Киевом и Тбилиси составлял почти миллиард долларов, в основном за счет самой дорогостоящей статьи украинского экспорта — оружия и военной техники. Уже через год объем торговли уменьшился вдвое. Это как-то связано с приходом новой власти в Украине, сокращением из-за кризиса американской финансовой поддержки и давлением России, пытающейся запретить поставки оружия в Грузию?

— Наше сотрудничество, в том числе и в военной сфере, основывается на национальных интересах наших стран. Украина имеет серьезный потенциал в области вооружения и совершенно легитимно его поставляет. Почему бы и не в Грузию, с которой у нее хорошие взаимоотношения? Тем более что, несмотря на возражения российской стороны, такая торговля с нашей страной, согласно международному праву, ничем не ограничена. Поэтому, не вдаваясь в детали, которые пока находятся на стадии обсуждения наших военных ведомств, скажу, что мы намерены закупать в Украине вооружение, невзирая на конкуренцию со стороны других стран-поставщиков.

— Но мы, наверное, находимся вне конкуренции. Особенно после того, как некоторые страны, например Израиль, вняли российским заявлениям о пристальном внимании ко всем поставкам оружия в Грузию.

— Не секрет, что Москва делает всё, чтобы воспрепятствовать становлению грузинской армии, в том числе и согласно натовским стандартам. Поэтому всеми возможными способами она пытается влиять на страны, поставлявшие нам вооружение.

— Ваше правительство обратилось к Украине с просьбой о поставке 120 тысяч тонн продовольственной пшеницы. Вы рассчитываете на специальные цены для Грузии в рамках межправительственных соглашений? .

— Нам почти удалось достигнуть договоренностей, которые определяют выгодную цену для обеих сторон. Мы также понимаем причины, обусловившие повышение цен на пшеницу, поэтому никаких особых условий для грузинской стороны не предусматривается. Но давняя дружба и партнерство учитываться будут.

У меня сложились неплохие отношения с вице-премьер-министром Сергеем Тигипко, который недавно приезжал в Грузию. Так что мы активно обмениваемся опытом выживания во время кризиса, построения демократии, укрепления рыночной экономики, борьбы с коррупцией и так далее 

— В вашей стране не раз высказывалась мысль о том, что Украина могла бы стать посредником в отношениях с Россией. Вы всерьез верите в успех подобного мероприятия? «Мы заинтересованы во взаимных инвестициях наших стран: например, в привлечении украинских туристов, в украинских инвестициях в наш банковский сектор, в сельское хозяйство, энергетику»


— Грузия сегодня столкнулась с серьезным испытанием: 20 процентов нашей территории оккупированы Россией, которая продолжает проводить нелегальные военные операции в Абхазии и Южной Осетии. Тем не менее мы пытаемся наладить диалог с Москвой в рамках Женевских переговоров, но, к сожалению, не слишком результативно. Украина, по нашему мнению, могла бы стать опосредованным переговорщиком в такой ситуации, поскольку успешно строит отношения с обеими странами. Впрочем, мы не считаем, что одна какая-либо страна способна серьезно изменить сложившиеся обстоятельства, а вот общими усилиями это возможно.

— Официальный визит в Грузию президента Януковича пока не планируется, но вы заявляли о том, что уже состоялась его встреча с Михаилом Саакашвили, на которой были достигнуты определенные договоренности. О чем конкретно идет речь?

— Они встречались в Украине…

— …неофициально?

— Я считаю, что главное — суть, а не форма. Многие представители нынешней власти посетили Грузию, и мы надеемся, что Виктор Янукович тоже найдет такую возможность. Тем не менее определенные договоренности уже достигнуты независимо от того, кто находится у власти, исходя из национальных интересов наших народов.

Мы заинтересованы во взаимных инвестициях наших стран: например, в привлечении украинских туристов, в украинских инвестициях в наш банковский сектор, в сельское хозяйство, энергетику. У нас большой потенциал в энергетической сфере: через Грузию можно будет экспортировать электроэнергию в Ирак, Иран, а также Турцию. Потенциально интересна нашим странам новая инициатива о поставках сжиженного газа, после того как мы подписали соответствующее соглашение с Румынией и Азербайджаном, к которому присоединилась Венгрия. Еще один возможный совместный проект — поставки и транзит азербайджанской нефти по трубопроводу Одесса—Броды.

Кроме того, мы заинтересованы в экспорте в Украину продуктов питания: винограда, киви, персиков, абрикосов, цитрусовых, вина, чая, минеральной воды.

— Кстати, а сколько стоит в Грузии бутылка боржоми?

— Примерно 75–80 американских центов, то есть около шести-шести с половиной гривен.

— А что, кроме сельхозпродукции, вы могли бы еще предложить?

— Например, в Грузии вновь заработал Тбилисский завод по ремонту авиатехники. (В июле нынешнего года руководитель Пантико Тордия и коллектив передали предприятие министерству обороны Грузии; в 2004-м завод был приватизирован путем прямой продажи 90 процентов акций за 67 миллионов долларов. — «Эксперт».) Мы производим свои Су-25, модернизированные израильской фирмой Elbit System, вертолеты.

— Значит, вы у нас покупаете БТРы, а мы у вас — вертолеты?

— Ну, не знаю (смеется). Осталось только, чтобы наши с вами договоренности были ратифицированы на правительственном уровне. В Грузии серьезно развивается цветная металлургия, возродилась черная металлургия, китайцы собираются строить автобусный завод.

Сервис от МВД

— Поводом для национальной грузинской гордости являются реформы по борьбе с коррупцией, затеянные во время вашего пребывания на посту министра внутренних дел. Наиболее показательной частью этого проекта стали прозрачные стены полицейских участков. Где подсмотрели идею?

— Я разрабатывал концепцию борьбы с коррупцией и план, который впоследствии был успешно реализован. Что касается прозрачных стен, то идея пришла чуть позже. Кому именно — не скажу, но она явилась отражением прозрачности той системы, которую мы строим. Насколько я знаю, ничего подобного в мире до этого не было.

— Наверняка полицейские чувствуют себя в подобных офисах психологически дискомфортно…

— Им нормально, они же у нас специально обучены. Мы ведь почти весь старый состав уволили и набрали новых людей. У них не только новая форма, новые машины, они даже физически выглядят по-другому. Принципиально не брали бывших работников правоохранительных органов и даже граждан с юридическим образованием. При приеме на работу новые кандидаты проходили психологические тесты, разработанные совместно с западными специалистами. Это позволило повысить средний интеллектуальный уровень работников, отобрать психологически устойчивых, с неагрессивными установками.

— Откуда у вас столько человеческих ресурсов, чтобы почти весь милицейский состав заменить интеллектуальными и неагрессивными людьми? Кроме того, ведь работа полицейского требует определенной подготовки.

— А мы наполовину сократили их численность, что позволило поднять зарплаты в 15–20 раз. Участковый инспектор теперь зарабатывает 400–500 долларов в месяц (средняя зарплата в Грузии — 200 долларов. — «Эксперт»), патрульный — 600–1000, начальники отделов и детективы — до двух тысяч долларов. Плюс медицинская страховка, страховка на случай гибели или увечья, иногда премии, которые могут быть довольно существенными в зависимости от выслуги лет, участия в раскрытии конкретных преступлений. Теперь в полицию идет в основном молодежь в возрасте от 19 до 35 лет. Идут изначально на достойную зарплату, с возможностью, отработав от двух до пяти лет, уйти. Добросовестно отработавшим полицейским пожизненно сохраняется часть пенсии, какое-то время действует пакет социальных льгот, есть госпрограммы по получению хорошего образования, в том числе за границей, и преимущества при приеме на работу.

Вообще в течение двух лет из 85 тысяч сотрудников милицейского ведомства было уволено 75 тысяч человек. Мы тогда распустили даже ГАИ, и в течение трех месяцев дорожную ситуацию не регулировали вообще. В итоге общая численность штата министерства внутренних дел сократилась до 26 тысяч человек. В департаменте охраны госграницы теперь служат четыре тысячи, во вневедомственной охранной полиции — 13 тысяч.

До прихода на службу абсолютное большинство новичков не имели о ней ни малейшего представления. Коренной перестройке подверглась система специального образования. В Тбилиси на базе нескольких школ МВД открыта полицейская академия. Чтобы стать детективом или криминалистом, в академию нужно поступать уже с высшим юридическим образованием. Для службы в патрульной полиции диплом вуза необязателен. А вот чтобы получить повышение, необходимо непременно пройти курсы переподготовки.

Помимо прочего, полицейских учили по-другому мыслить, чтобы они не только защищали людей, но и служили им. Поэтому прозрачные стены участков никому не доставляют дискомфорта. Наши полицейские понимают, что они не столько силовая структура, сколько сервисная.

Масштабные реформы — умеренный рост

— Грузинское правительство хвасталось 6,6-процентным ростом ВВП в первой половине нынешнего года. За счет чего произошел подъем? «Мы упростили налоговую систему — вместо прежнего 21 вида налогов оставили шесть, причем с плоской ставкой»


— За счет спада в 2009-м — его мы закончили с падением реального ВВП на 3,9 процента. В этом году наша экономика начала восстанавливаться за счет сельского хозяйства, приток туристов вырос на 36 процентов. Мы довольно много тратим на рекламу, представляющую Грузию как страну, и постепенно выходим не только на рынки постсоветских стран, но и Западной Европы, Среднего Востока. Недавно ввели безвизовый режим с Ираном, стараемся привлечь Китай, Индию.

— После войны с Россией частные и государственные доноры из разных стран решили выделить Грузии 4,55 миллиарда долларов на ликвидацию ущерба при общей численности населения 4,4 миллиона человек. Как это повлияло на экономику страны?

— Эту сумму Грузия получает поэтапно. Два миллиарда выделено в виде гранта, а два с половиной — как кредит. Предоставленные донорами средства будут полностью потрачены на улучшение условий пострадавших, а также на реформы и поддержку бизнеса.

— Нино Бурджанадзе, лидер оппозиционной партии «Демократическое движение ”Единая Грузия”», заявляет: президент Михаил Саакашвили лгал, рапортуя о процветании страны с трибуны ООН, и что 60 процентов грузин живут за чертой бедности.

— Очень прискорбно, что человек, занимавший высокие посты в правительстве, сегодня представляет интересы менее одного процента населения страны — настолько Бурджанадзе потеряла свой политический вес. Впрочем, мы никогда не заявляли, что у нас всё хорошо. Наоборот, наша цель — преодолеть безработицу, привлечь инвесторов. Однако заявления о том, что 60 процентов населения Грузии живет за чертой бедности, — это действительно ложь.

Мы упростили налоговую систему — вместо прежнего 21 вида налогов оставили шесть, причем с плоской ставкой. Упразднили также бюрократические барьеры, например, раньше для оформления документов на импорт продукции нужен был 21 день, теперь — максимум четыре. Собственное дело открыть легко (это можно оформить за день), закрыть — тоже нет проблем. Ограничений по вывозу денег за пределы Грузии не существует, 90 процентов импортных товаров имеет нулевую пошлину.

— А нулевая импортная пошлина почти на все товары разве не вредит вашим собственным производителям?

— Мы считаем, что либеральный подход дает нам неплохие результаты экономического развития. Правда, подобные реформы хороши не для всех стран, у каждой — своя специфика. В Грузии с ее небольшим внутренним рынком такие инициативы были полезны. В частности, мы создали несколько свободных экономических зон — одна в Поти, две в Кутаиси и свободную туристическую зону в Кобулети. Всё это было сделано для того, чтобы создать дополнительные рабочие места и повысить уровень жизни грузин. Мы хотим обеспечить максимальную независимость нашего народа от правительства.
Автор: Екатерина Куцаченко
  ОТСЮДА
Tags: Украина-Грузия, грузинские реформы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments